«Не хочу и не буду!»

Подростковый пик негативизма известен всем. В нем много не только упрямства, но и демонстративности. Теперь дети стремятся не отпочковаться от нас, а сравняться с нами. Они уже способны сопоставить свои возможности с возможностями взрослого и в честной конкуренции могут потерпеть фиаско, ведь взрослые превосходят их интеллектуально, социально, наконец — материально!

Поэтому без гонора, упрямства, нахрапа исход такого состязания предрешен. А выигрыш так желанен! Так важен для самоутверждения! И здесь разумно поступает тот взрослый, который проявляет строгость. Подростковый бунт неизбежен, но лучше, когда он остается бунтом местного значения, а не перерастает в «мировую революцию».

Сталкиваясь с подростковым негативизмом, вроде бы логично постараться снять почти все запреты, предоставить детям (как и в пять лет) максимальную самостоятельность. Но, как ни парадоксально, это лишь подольет масла в огонь, и пожар разгорится еще сильнее. Порой вам будет казаться, что подросток сознательно нарывается на запрет.

Вы расширяете границы его владений, а он хочет завоевывать все новые и новые территории. Вы разрешаете ему поехать одному к бабушке за город, а он через неделю требует отпустить его с друзьями на юг. Вы позволили дочери подкрасить губы, а она не замедлила воткнуть три серьги в одно ухо и выкрасила волосы в морковный цвет.

Повторяем: подростковый бунт неизбежен и все равно состоится, потому что он направлен не против того или иного запрета, а против главенства взрослого. Поэтому запрет в мелочах — в какой-то степени гарантия безопасного бунта. Это как бы латы, доспехи, броня. И тут еще один парадокс. Надевает их взрослый, а защищают они… ребенка.

За примерами далеко ходить не надо. В чем проявлялась подростковая фронда в недавние времена, когда старшеклассники обязаны были ходить в школьной форме, не носить колец и серег, не краситься, некурить? Девочки надевали в школу юбку и свитер, а мальчики курили на заднем дворе или в туалете и чувствовали себя героями. Это самые смелые! Остальные же подражали им в мечтах. Бунтарская потребность была насыщена и, заметьте, какими скромными средствами, какой «малой кровью»! А спасибо за это надо сказать ханжеским и абсурдным, на первый взгляд, строгостям «застойной» школы.

Что же сейчас? Школьную форму отменили. Хочешь — в мини-юбке ходи, хочешь — в брюках, хочешь — в лосинах (за которые 20 лет назад девочку наверняка бы выгнали из школы!). Вроде бы хорошо, да только переходный возраст никакими либеральными указами не отменишь. Потребность в бунте ищет своего выражения. И находит, прибегая, увы, отнюдь не к таким невинным средствам, как раньше. Конечно, и раньше всякое бывало, но мы говорим сейчас о тенденции, а она вполне определенная и не внушает оптимизма. Растут детская преступность, наркомания, количество школьных абортов, ранних сексуальных извращений. Списывать это на «тяжелую жизнь», по меньшей мере, смешно. В войну жизнь была тяжелее…

Значит ли это, что жизнь подростка следует превратить в тюрьму? Безусловно, нет, но не торопитесь назвать глупыми и абсурдными многие традиционные ограничения. Разумеется, в конечном итоге дело родителей решать, позволить или не позволить двенадцатилетней дочери накрасить губы и налить или неналить пару рюмок сухого вина сыну-восьмикласснику. Только не забывайте, что за первым шагом неизбежно последуют второй и третий. Причем гораздо скорее, чем вы думаете…

Запрещать подросткам разнообразные «выбрыки» еще более важно, чем детям помладше. Другое дело, что запреты не должны носить казарменный характер, хотя иногда, например, в случаях возможной опасности — могут быть достаточно жесткими.

Если же, напротив, бояться оказать давление (а теперь модно этого бояться), подросток и вовсе пойдет вразнос. Ведь для него-то самое главное — вызвать бурную реакцию родителей и педагогов, насладиться их бессилием и, соответственно, своей победой. А реакции-то нет! Пожалуйста, все тебе можно, делай что хочешь. И получается, что своим попустительством вы толкаете ребенка на асоциальное поведение. Чем вас еще пронять? Девочке остается разве что выйти на панель, а мальчику — ограбить банк!

Помните: чем раньше вы поставите запрет, тем его нарушение будет безопаснее для подростка.

Например, дочь собирается на день рождения к подруге и красит губы яркой помадой. Вы видите это и строго говорите ей, чтобы она немедленно смыла помаду. И тогда она, быть может, сменит ярко-оранжевую помаду на бледно-розовую.

Или сын идет с ребятами и заявляет, что придет в час ночи. Если вы кротко согласитесь на такое позднее время возвращения мальчика домой, он, чтобы дома произошел эмоциональный взрыв, может вообще не прийти ночевать.

Но если сказать: «Нет, ты должен прийти в десять», парень придет в двенадцать. Он будет доволен, что нарушил требование матери, то есть совершил вожделенный бунт против взрослых, а вы будете довольны тем, что этот бунт не стоил вам бессонной ночи… Принцип понятен?

Автор статьи: Медведева И. Я., Шишова Т. Л.

Версия для слабовидящих

ИНФОРМАЦИЯ О ДОСТУПНОСТИ ОБЪЕКТА

Информация для маломобильных групп населения размещена в разделе «Сведения об образовательной организации» (подраздел «Система обеспечения помощи лицам с ограниченными возможностями здоровья)

Полезные ссылки

Календарь

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Информационно-образовательные ресурсы

СЧЁТЧИК ПОСЕЩЕНИЙ

счетчик посещений