Иванихины Антонина и Лидия

Антонина Александровна Иванихина родилась 15 апреля 1923 года в поселке Первомайка г. Краснодона в семье рабочего. С самого детства была очень подвижной, любила медицину, бинты и перевязки, и когда окончила 7 классов, то без колебания подала заявление в школу медицинских сестер,  которая открылась в 1936 году при районном комитете Красного креста в городе Краснодоне. В 1940 г. она успешно окончила четырехгодичную  медшколу и её оставили работать в Краснодонской городской больнице. В апреле 1941 года Тоня со своей подругой Любой Максимцевой уехала по комсомольской путевке на работу в Западную Украину, в г. Надворное Иваново-Франковской области работать медсестрой хирургического отделения в городской больнице. 

Во время учёбы в 1938 г.  Тоня вступила в комсомол.

22 июня 1941 года началась война, фашисты бомбили пограничные города.  В первые дни войны Тоня обратилась в горвоенкомат и добровольно ушли на фронт сержантом медицинской службы.  В медсанбате стрелковой части день и ночь выносила раненных с поля боя, перевязывала раненых бойцов на передней линии фронта.

В первые дни войны шли очень тяжелые бои наших войск с наступающими гитлеровскими полчищами. Тонин медсанбат часто менял свое местонахождение. Недалеко от города Звенигородки Черкасской области медчасть оказалась в окружении и 5 августа 1941 года была забрана в плен.  Тоня и здесь не забывала свой долг, она перевязывала раненых, стирала бинты, помогала слабым и раненным, подбадривала их, вселяя надежду на освобождение.  Находившаяся в лагере военнопленных вместе с Тоней ее подруга Люба вспоминает: «Тоня удивила меня, когда при обыске спрятала в укромное место нашу малюсенькую книжечку с текстами советских песен; потом мы все поражались ее неуемной жажде жизни, оптимизму, вере в избавление от фашистского ига».

Необыкновенно смелая и решительная Тоня никогда не боялась, и если нужно шла на риск. Пробыв в лагере 28 дней, в сентябре 1941 года Антонина организовала побег. В одну из темных ночей они с несколькими девушками бежали из лагеря, в эту ночь изможденные, голодные, оборванные они прошли 60 км. Днем отсиживались в кустах или стогах соломы в поле, а ночами шли. Много раз пытались перейти линию фронта, но ни у Дебальцево, ни у Славянска, ни у Красного Луча перейти линию фронта была невозможно. Тогда они решили идти другим путем. Раздетые, голодные прошли много населенных пунктов и пришли в Днепропетровскую область, но и там не могли перейти линию фронта. Начались сильные морозы. А теплой одежды не было, поэтому пришлось остаться в селе Саксаганы Пятихатского района, где  их приютила одна старушка. Теперь ее постоянным спутником стало человеческое горе, оно было вокруг и в дни боев, и в кошмаре окружения, и во время долгих скитаний по земле, уже занятой врагом.

Летом 1942 года обессиленная, измученная трудными переходами Тоня вернулась в родной Краснодон, где уже хозяйничали фашисты. Придя домой, Тоня, часто высказывала недовольство и негодования к немцам. Часто рассказывала нам в семье о видевших ею издевательствах в лагерях над пленными, и сколько ей пришлось пережить и увидеть.

В первые дни прихода домой Тоня узнала от сестры Лили о существовании в Краснодоне подпольной комсомольской организации «Молодая Гвардия» и вскоре стала ее членом, где она поклялась беспощадно мстить врагу до последней минуты своей жизни и она сдержала эту клятву. Тоня переписывала листовки со сводками совинформбюро и распространяла их, собирала медикаменты, бинты, оружие. Тоня была связной штаба, через нее передавались указания с города Первомайской группе возглавляемой Ульяной Громовой, Анатолием Поповым, Маей Пегливановой.

Часто с другими девушками Тоня и Лиля уходили в поле собирать колоски, а потом вдруг загорались скирды хлеба, чтоб хлеб не достался немцам. На дороге Краснодон – Изварино часто взрывались немецкие автомашины, идущие с боеприпасами к Сталинграду.  Ребята освобождали и прятали пленных.

Иногда вечером к Тоне и Лиле приходили Уля Громова, Нина Минаева, Ангелина Самошина, Нина Герасимова, Евгений Машков, Иван Земнухов и другие девушки и юноши. Собиралась молодежь под видом вечеров, где пели революционные песни. Часто родители слышали такие слова: «Дует ветер с востока» — как потом узнали, это был их пароль. После этих слов они говорили свободно о Родине, о борьбе с немецкими захватчиками, о листовках, которые они сначала писали от руки. В своих листовках они призывали молодёжь Краснодона уклоняться от угона в Германию, рассказывали о положении на фронте.

В начале января 1943 года в городе начались аресты, а 10 января 1943года в 12 часов ночи раздался громкий, оглушительный стук в дверь «Иванихина Лилия дома? – собирайся!!!..», — это были полицейские Сухоруков и еще один, они уже вели Майю Пегливанову и Шуру Дубровину. Трех подруг увели в полицию. После ареста Лили, старшая из сестер Нина стала уговаривать Тоню, чтобы она с Ниной Минаевой ушла из дому, скрыться на время,  но Тоня твердо сказала «Лилия и я должны быть вместе» и стала бросать в печь какие – то бумажки, а когда Нина спросила, где патроны, что принесла Лиля, Тоня сказала: «Ты, Нина, знаешь – это хорошо, но не бойся, дома у нас ничего нет»,  а утром в 9 часов 11 января 1943 года полицейский Краснов арестовал Тоню и Нину Минаеву. Мама и не видела как забрали Тоню, она утром понесла в полицию передачу Лиле.

Тоню втолкнули в камеру, в которой уже находились измученные и истерзанные Уля Громова, Майя Пегливанова и другие девушки. Лиля сидела в другой камере.

Начались пытки, допросы, Антонину били, выкручивали ей руки, а если она теряла сознание  — ее обливали холодной водой. Как только она приходила в себя, начинались новые пытки. Возвращаясь в камеру после допроса, она избитая, без чувств падала на холодный цементный пол и при тусклом свете подруги по камере видели, как из уголков упрямо сжатых губ сочилась кровь. Но проходил час, другой, и Тоня оживала. Находясь сама в тяжелом состоянии, она помогала подругам по камере, жизнь научила ее спокойности, сочетая свою природную мягкость с упорством бойца. Тоня была для всей камеры примером самоотверженности и героизма. Это она первой бросилась к Уле Громовой в тот день, когда озверевшие садисты выжгли той на спине пятиконечную звезду, это она, уже еле передвигавшаяся сама, до последнего часа ухаживала за товарищами по борьбе, это она поддерживала дух стойкости и непримиримости.

Пять дней пыток и издевательств в застенках гестапо прошли словно в кошмарном сне. Каждый день мама и папа ходили в полицию, носили передачи, но Тоня и Лиля их почти всегда возвращали обратно. Из стен гестапо они писали: «Не волнуйтесь, мы придем», записки находили в недоеденной каше, хлебе, или в стельках сапога.

Страшной январской морозной ночью с 16 на 17 января Тоня и Лиля Иванихины вместе со своими подругами молодогвардейцами ушли в свой последний путь, где были зверски измучены, но не непокорённые были сброшены живыми в шурф шахты №5. Для них этот путь стал дорогой мужества и героизма во имя освобождения нашей Родины.

О страшной смерти молодогвардейцев  немцы сразу не говорили, на следующий день после казни они вывешивали в полиции списки, якобы их вывезли партиями в Ворошиловград, Должанскую или Ровеньки, а в действительности они были истерзаны и брошены в ствол шахты №5, о чем мы узнали позже от жены одного полицейского.

Много ужаса и горя пережили и мы в те страшные дни. Днем и ночью нас навещали полицейские, ставили к стене,  делали обыски переворачивая все вверх дном, а 28 января 1943 года подъехала подвода, входят 2 полицейских в квартиру:  «Давайте партизанскую одежду»,  забрали все одежду и обувь, оставив на нас голыми и босыми.  Соседи покинули нас, никто  к нам не ходил, боялись нас – говорили это партизанская семья и мы каждый день ждали смерти. Но немцы внезапно стали отступать и 14 февраля 1943 года с утра еще ехали остатки немецких войск и на подводах удирали полицейские.

В обед на горе показались три наших русских всадника в белых кожаных полушубках – это была наша разведка. Мы плакали от радости, обнимали их, рассказывая им свое горе и пережитый страх. А к вечеру уже вступили части Советской Армии.

Через 2дня после освобождения Краснодона 17 февраля 1943 года начали из шахты доставать тела замученных. Шурф шахты был разворочен и искорежен. Немцы бросали в шурф молодогвардейцев партиями, а потом бросали гранаты, вагонетки. В холодные февральские дни, морозы доходили до -40 0. С утра до ночи доставали молодогвардейцев по одному бадьей через вороток.

Тела были неузнаваемы, изуродованы, мокрые, грязные (шахта была затоплена водой) и только по одежде и своим приметам родные узнавали своих детей.  Так долгие дни убитые горем, промерзшие и измученные страданиями родители ожидали, когда достанут из шахты их сына или дочь. На десятый день 27 февраля 1943 года достали Тоню и Лилю. Обмывала и переодевала их наша самая старшая сестра Нина (она была тоже медработник).

У Тони были выколоты глаза и связаны руки назад телефонной проволокой, переломлена одна голень ноги. У Лили не было правой кисти руки, сплющен череп, глаза завязаны платком. Прострелов и пулевых ран не было. Тела были неузнаваемы и представляли собой страшное зрелище. Лицо узнать было нельзя, все было изуродовано и сплющено.

Родители узнавали своих детей только по одежде и по приметам на теле. Мокрую, грязную и изорванную одежду разрезали и снимали, тела обмывали водой и спиртом, а потом разрезали чистую одежду сзади по спинке и так одевали на них, а лицо и голову обвертывали марлей, потом клали накидки, так как лица у всех были изуродованы и неузнаваемы. Тела укладывали в гробы по одному, а Лилю и Тоню – две родных сестрички положили в один гроб, который был сделан по просьбе наших родителей.

День похорон был 2 марта 1943 года. С территории шахты № 5 все гробы были перевезены в парк на центральную площадь г. Краснодона, где была вырыта братская могила. Всего гробов было 71. Гробы в могилу поставили в 3 ряда гроб на гроб и зарыли. Очень  траурные были похороны в этот день.

Неописуемое было горе родителей, родных и близких. Над парком и площадью стоял общий плач, крики и стоны. Не хватает человеческих слов, чтобы рассказать о всех зверствах которыми подвергли молодогвардейцев. Земля около шурфа №5 была облита кровью 71 –го патриота, которые были зверски замучены и сброшены в этот шурф.

 

 

Версия для слабовидящих

ИНФОРМАЦИЯ О ДОСТУПНОСТИ ОБЪЕКТА

Информация для маломобильных групп населения размещена в разделе «Сведения об образовательной организации» (подраздел «Система обеспечения помощи лицам с ограниченными возможностями здоровья)

Полезные ссылки

Календарь

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Информационно-образовательные ресурсы

СЧЁТЧИК ПОСЕЩЕНИЙ

счетчик посещений